Венгерский минимализм

Основатель всемирно известного венгерского концептуального бренда о красивых женщинах, сложностях и большой удаче в бизнесе.


team

Eszter Füzes, Attila Godena-Juhász and András Tóth

Еще несколько лет назад готический Будапешт не говорил по-английски столь свободно, был вечно пьян из-за местных настоек Palinka, сыт от жирной еды, но оглушительно звенел тишиной, когда речь заходила о дизайне одежды и интерьера.

Видимо, все это время город скрывал талантливых, отчаянно смелых и молодых, поскольку иных причин так резко измениться — открыть сотню кофешопов, дизайн студий и стать, в самом лучшем смысле этого понятия, «хипстерским», у Будапешта нет.

Хочется оставить в покое глухие, приевшиеся понятия, такие как Fashion business и «лидеры рынка», и поговорить о настоящем и честном. Будь Венгрия морем, а многочисленные дизайнерские магазинчики одежды — его флотилией, имя самого крупного корабля несомненно было бы Use Unused.

Его экипаж расположился на двух этажах этажа старого, величественного здания рядом с Базиликой. Когда начинался их путь, окружающий мир вовсе не казался таким уж открытым новому, да и в принципе ждущим этих самых новинок. Мне повезло быть приглашенной за белоснежные деревянные двери в лофт с огромными окнами и послушать историю, которая вполне может стать тем самым стимулом для ищущих, но сомневающихся.

12

Итак, о прыжке из университета в жизнь, удаче на пути тех, кто горит своим делом и по-честному о сложностях.

Eszter Füzes, основатель и директор марки Use Unused

Мы закончили учебу в университете вместе, остались вместе, основали бренд и компанию в 2006 году. Параллельно с ростом бренда мы все вместе росли в профессиональном плане. Одежду мы делали и раньше, так что нашему союзу уже больше 10 лет.

— Расскажи мне про команду

Наша команда — это три дизайнера: я, Attila Godena-Juhász и András Tóth. 3 года назад к нам присоединился инвестор. На самом деле, над брендом работает 18 человек — отдел продаж, производство, финансовый, ребята, которые занимаются образцами и шаблонами, а также дизайнерский отдел.

— Я и не подозревала, что вас так много.

Да, не все на виду, *смеется* я очень рада тому, что нас уже так много, но это очень сложно — найти хороших людей, да еще и контролировать их работу.

— Мой второй вопрос как раз должен был затронуть эту задачу. Ведь она ключевая?

Мы ищем людей и пробуем сработаться, тестируем их навыки, бывает, увольняем. Это очень длинный путь, сложносочиненный, и мы только учимся. Сейчас есть только пара человек, которые не совсем нас устраивают, но мы в поиске. Швей мы испытываем непрерывно и от многих, к сожалению, приходится отказываться.

У нас есть девочка из Голландии, которая занимается маркетингом — она ну очень хороша. Особенно в сегментации, working descriptions и во всем, что касается коммуникационных процессов. Первый раз нам далеко не так повезло, мы сделали ошибку. Зато сейчас мы работаем с ней, и считаем ее одной из лучших в своем деле.

Найти для каждой задачи подходящего человека — очень трудоемкий процесс, и очень долгий. Но это нормально, это действительно ключевая задача.

— А остальные члены команды откуда?

Все отсюда, из Будапешта, ну, кроме девочки из Голландии. Она летает к нам каждую неделю и возвращается домой, в итоге получается восемь перелетов в месяц. В понедельник сюда — в четверг обратно. Если работа кипит особенно сильно — она здесь неделями, поскольку незаменима.

— Эстер, продолжая говорить про людей, есть ли кто-то, кто на вас повлиял?

Ты говоришь о вдохновении?

— Не совсем. Но, давай начнем с этого.

Ну, если говорить о вдохновении команды и моем личном, то я придерживаюсь следующей точки зрения: если вы действительно творческий человек — все вокруг несет вдохновение, творческий заряд: само искусство, писатели, или, например, ты *улыбается*. Шероховатая поверхность стены или сочетание цветов на кофейной чашке. С открытым новому, чистым разумом и широко распахнутыми глазами ты будешь внимателен и все что угодно может стать твоим источником вдохновения.

— Более чем поддерживаю твою точку зрения. Но я все же хочу вернуться к людям. Кто оказывал на тебя влияние?

Не то чтобы кто-то конкретно. Многие женщины вдохновляют меня своим уже сформированным — порой неосознанно — стилем. Но особенно женщины в возрасте, которые, стоя в автобусе, безукоризненно и неповторимо одеты в пальто, которому лет 50, — ты точно могла видеть таких — они держатся будто королевы. Маленькие каблучки, благородная седина и поза будто в руках у них бокал шампанского. В автобусе!

— Да, я тоже восхищаюсь такими. Они очень женственны, но при этом производят впечатление людей сильных, с характером.

Точно. Они сильные — и это красиво.

Они сильные — и это красиво.

— Что было самым сложным на твоей памяти в истории Use Unused?

У нас было немало сложных периодов. Первое, что мне приходит в голову — это шок, который мы испытали, выпрыгнув в жизнь после окончания университета. Образование не готовит к нас реальной жизни. Оно несколько отстает от сегодняшнего дня.

8

Оказалось, что мы почти ничего не знали про этот бизнес — понятия не имели, как делают коллекции, ничего не знали про ярмарки тканей. Мы прыгнули в темноту. Не было никакого учителя, который был вел нас за руку или давал нам советы. У нас не было ответа ни на один вопрос, и мы не знали как эти ответы искать, с чего начать. Необходимые знания мы получали по крупице, как минимум, на протяжении следующих пяти лет. Это было действительно сложно, мы много за это платили, мы много над этим работали. Да, это всегда было нашей большой любовью, но нужно было работать где-то еще, чтобы были деньги на нашу же самореализацию.

— Зато вы — настоящий self-made. Каково это чувствовать сейчас?

Да, так можно сказать, это чувство стоит всех потраченных усилий. Но на каждом этапе, даже когда уже есть финансы, вопросы не заканчиваются.

Когда мы нашли инвестора, здесь тоже возникли сложности. Деньги, как правило, дают те, кто вообще не разбирается в данном бизнесе и тоже не знает как и что работает. Нам очень был нужен кто-то с полезными контактами. В конце концов, мы не живем в Париже или Лондоне, где индустрия моды традиционно на подъеме, какие здесь могут быть связи? Те, кто в состоянии сделать real business с нуля — большие люди и счастливчики. Нужно понимать процессы, создавать в своей голове, создать руками, затем продать. И на протяжении всего цикла ты платишь — от материалов до отправки. А деньги ты увидишь минимум через полгода. Префинансирование — для меня тяжело. И дизайнеров хороших очень и очень много, количество творческой энергии их колоссально, отсюда появляется большая конкуренция.

— в Будапеште?

Так как мы не только в Будапеште, а по всему миру, я имею ввиду — везде. Талантливых много. И я думаю, что талант, не подкрепленный хорошей командой и контактами не делает возможным развитие большого бренда. Ну и воля случая, конечно, тоже важна.

— А ты помнишь что-нибудь, что сейчас бы назвала невиданной удачей?

И удачи было много. Мы счастливчики, как я сейчас это чувствую. Мне сложно вспомнить конкретный пример, но я отчетливо помню вечера, когда мы с ребятами сидели за столом, у всех по бокалу вина и кто-то произносит: «окей ребята, нам нужно поговорить. Можем ли мы продолжать? Да, мы все это любим, но сейчас стало совсем тяжело.» И вдруг что-то происходило и давало нам совсем другие возможности, энергия в момент возвращалась.

Use unused-use unused-

В общем, ведь мы уже 10 лет это делаем, за это время внутренние диалоги «Получится или нет? Стоит ли это затрачиваемых усилий?» — велись не одну сотню раз. И всегда происходило что-то волшебное. Это убеждало всех нас, что нужно продолжать. Это происходило не только здесь, но и в Нью Йорке и Лондоне. Мы выигрывали много призов в Финляндии, а в Нью Йорке нам даже сказали: «Ребята, это очень круто, срочно приезжайте и покажите нам вашу коллекцию в живую». Но с каждым годом этот бизнес сам по себе меняется, не стоит на месте и на удачу надеяться не приходится.

— Тебе нравится такая динамика или стабильности все же не хватает? Такая живая динамика — это позитивный момент?

*задумалась* Я думаю, когда ты молод, тебе это нравится, поскольку ты веришь абсолютно во все, не видишь препятствий и проблем, но с возрастом ты прямо-таки кожей чувствуешь сложности. Мне даже кажется, что чем я старше — тем больше проблемы, но по мне — нормально. Потому что мне очень нравится креативный бизнес. Если бы я не занималась этим, я бы все равно делала что-то связанное с каким-то творчеством, рисовала или из глины бы лепила. Что угодно.

— То есть для тебя жизнь — это творческая самореализация?

Абсолютно точно.

— Я знаю, ты много путешествуешь из-за работы, что ты делаешь в поездках?

Ну,чаще всего я в Париже, понятно почему, думаю. Например, два раза в год там проходит ярмарка тканей. Это фейерверк эмоций! Тысячи производителей, миллионы тканей, и ты ищешь из них те, с которыми хочешь работать. Это взрыв вдохновения, представляешь сколько всего мы трогаем, сколько цветов и текстур видим? Еще не могу не упомянуть Fashion fair в Копенгагене.

Также у нас есть агент в Китае, в Японии и в Штатах, так что туда мы можем не летать, так как это большие расходы. Мы в самом начале пути, на самом деле, эти расходы нельзя не учитывать, если хочется делать что-то по-настоящему красивое и уникальное.

— Как быть готовыми к этой реальной жизни, когда ты выпускаешься из университета и полон энергии, хочешь и можешь творить, чувствуешь эту потребность физически, но также самой кожей ощущаешь страхи?

Я с полной уверенностью скажу, что просто необходимо идти тренироваться, практиковаться у кого-либо. Хотя бы на год. Будет понятно, действительно ли тебе хочется именно этого. Или ты найдешь какую-то другую предпочтительную сторону этого процесса, в этом случае практика сыграет роль компаса, сориентирует.

Каждому нравится что-то свое: шить, моделировать, заниматься продажами или работать в творческой группе. В этом бизнесе очень много граней. Уверена, если поехать практиковаться и помогать мастерам, куда угодно: к Стелле Макартни или даже к нам, изнутри гораздо легче увидеть, насколько многослоен этот бизнес и сколько здесь на самом деле денег. Что еще важнее, эти знания и большую часть навыков в случае такой практики можно получить не за 5 лет, а за год.

Я часто сталкиваюсь с таким стереотипом: «о, так здорово, ты сидишь за дизайнерским столом, рисуешь, пробуешь на ощупь разные текстуры! И работой не назовешь». Нет. Ну, пару месяцев в году, а остальное время — продажи, проблемы и их решения, пути обхода. Так что, поработайте на кого-нибудь обязательно, чтобы открыть себе же глаза.

И не пренебрегайте тем фактом, что для своего бренда нужно очень много денег. Нет, ты не можешь представить, очень много!

— Я точно не могу *смеемся*

Я это говорю только потому что хорошо знаю чувство этого давления — уже знаешь, что делать и очень хочешь, но нет денег. Это душит, заставляет опускать руки.

Потому что есть дедлайны и они очень строгие, та же смена сезонов. И если хочешь остаться в бизнесе, у тебя только один шанс.

— С такой страстью и любовью к своему делу, как у тебя, все возможно?

К сожалению, нет. И с любовью ты можешь провалиться. Такова реальность, это больше не сказка, я хочу быть честной. Но то, что мы делаем, все равно так прекрасно! Создавать, воссоздавать, возрождать — это фантастика.

И с любовью можно провалиться.

Кстати, один из главных уроков, что я получила, — если ты действительно любишь делать одежду, инвестор не нужен, если нет амбиций на создание большого бренда, у тебя есть одна швея, ты знаешь тех, кто будет у тебя покупать и что именно они будут покупать. Если нравится такой бизнес, маленький, свой — это очень хорошая идея.

Наш бизнес имеет форму, он не плоский. И его минусы — это форма и есть. Ну да, это нелегко, но я все также это люблю и любой другой полюбит, если сможет найти в себе силы и вдохновение продержаться достаточно долго.

By: Мария Орлова

Photo: Мария Орлова

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *