Американский мюзикл в пути: США со сцены и из окна автобуса

Артистка гастрольного тура бродвейского мюзикла о закулисье, лицах публики и американском «разумном эгоизме»


Театра-в-Нью-Джерси

Сколько себя помню, всегда любила танцевать и путешествовать – пределом мечтаний было сделать из этого карьеру, стиль жизни – собственно, так и получилось. Упорным трудом и волей случая меня, в строгом смысле этого слова, танцовщицу, занесло в труппу бродвейского мюзикла «Пиппин», отправляющегося в тур по Северной Америке на 11 месяцев. Автобусы, самолеты, отели, придорожные дайнеры, театры и концертные залы – практически каждый день у меня и еще 40 членов команды был новый дом, новая зона комфорта, новый рабочий стол, подушка и вид из окна. Картинка менялась быстро и по расписанию – как декорации и свет на сцене шоу, секрет успеха которого – безупречный тайминг.

Автобус-готовится-к-раннему-выезду

Автобус готовится к раннему выезду

Вообще, от темы мюзикла я всегда была довольно далека. Классический американский мюзикл – жанр весьма специфический. Посреди диалога вдруг (как правило, ни с сего) начинается песня, в которой пропевается все, что можно было бы и так спокойно сказать. Также внезапно, однако удивительно органично, постепенно проявляет себя хореография – танец обслуживает сюжет. Каждый уголок сцены пульсирует ритмом – и вот голоса и тела актеров сливаются в потоке звука, движения, отточенных и зачастую утрированных интонаций реплик, сказанных или пропетых в строго определенный музыкальным рисунком момент. Зрелище гипнотизирующее, процесс создания и исполнения – напряженный.

Зал

Наш «Пиппин», однако, не был типичным мюзиклом – и по форме, и по содержанию. Либретто поставленного на Бродвее в начале 70-х шоу основывалось на истории средневекового принца Пиппина (реального персонажа, однако без претензии на историческую достоверность) и его поисках своего места под солнцем, смысла и цели жизни. В этих поисках герою помогают условные персонажи-трикстеры, которые то ли бродячие артисты, то ли голоса в его голове, во главе с демонической фигурой условного ментора / «змея-искусителя», мастерски созданного легендарным Беном Верином (Ben Vereen). Пройдя через искушения славой, похотью и прочими земными страстями, Пиппин обретает свое счастье в размеренном течении жизни с простой деревенской девушкой, вдовой, к тому же. Играя на формате «шоу внутри шоу» и с претензией на философичность и экзистенциальную проблематику, «Пиппин» заметно выделяется в ряду прочих мюзиклов своей эпохи. Возрожденный в 2013 году (кстати, отхватив «Тони» за лучшее восстановление мюзикла), «Пиппин» обогатился цирковыми трюками (часть ансамбля у нас – профессиональные циркачи) и ярким визуальным рядом и дизайнерскими решениями. Никогда еще гастроли мюзикла так не напоминали цирк-шапито…

Каждый вечер (а порой и по два раза за день) мы работали с разной публикой – шоу интерактивное, «четвертую стену» ломающее, местами провокационное – с многочисленными двусмысленными шутками на тему секса, религии, власти. Если бы кто-то взялся вести статистику «приземления» шуток (степени реакции публики) в различных штатах, могло бы получиться занимательное социологическое исследование – в самых грубых чертах, ханжи-пуритане с каменными лицами встретили нас в Техасе, Оклахоме и Джорждии, а также в местами консервативной Калифорнии, – в северных же штатах любые провокации шли на «ура». Отдельным «явлением» стали казино – нам довелось поработать две недели в крупнейшем комплексе на Ниагарском водопаде (с Канадской стороны) и в штате Коннектикут, где на шоу, кроме любителей мюзиклов, шли завсегдатаи, по бесплатным билетам, сутками не выходящие наружу из залов с игровыми столами и автоматами – гротеск потребительского рая.

Тур – это одни и те же люди вокруг практически в режиме 24/7 в течение нескольких месяцев, эдакая микромодель социума в пределах двух автобусов. Кроме меня и девочки-шведки состав нашей труппы был полностью американским, а потому, наверно, я могла бы выделить некие черты менталитета, улучшая при этом свой американский акцент самым эффективным методом, «соленого огурца», полного погружения. Самым ценным моим приобретением в этом «американском супе» стали… мои границы. То ли люди такие попались, то ли действительно – это национальная черта, но дух разумного эгоизма (прямо как у Айн Рэнд) очаровал меня в полной мере. Четкое осознание и ощущение своих границ, умение слушать свои желания, говорить «нет», соотносить свои потребности и возможности – у моих американцев как-то удивительно стройно это все получалось. С эгоистами – просто и понятно, легко. Наверно, у таких удивительно талантливых людей по-другому и быть не могло – без пристального внимания к себе артисту не с чем будет выступать… И вот с такими яркими индивидуальностями в цирковом мюзикле экзистенциальной направленности мы исколесили всю Америку, захватив кусочек Канады, — и стали, каким бы клише это ни звучало, семьей. Дорога сближает – сонное царство в 6:30 утра в автобусе, поиски еды в городке с сухим законом по воскресеньям где-то в Индиане после вечернего шоу, остановки на ланч и туалет посреди пустыни Нью-Мексико, бесконечное закулисье, тесные гримерки и отели с привидениями – мы накопили большой багаж приключений, вместе.

Самым ценным моим приобретением стали… мои границы.

В нечастые выходные и в дни переездов (10 часов на автобусе, без шоу вечером) каждый был туристом в силу своего воображения – кто-то арендовал машину и ехал по своему маршруту, до какого-нибудь красивого каньона или национального парка, кто-то довольствовался исследованием местных баров. Я же лично и мечтать не могла о более органичном и пестром исследовании штатов – до тура я два года училась в Нью-Йорке, и успела побывать лишь в нескольких городах, в Бостоне, Филадельфии и Лос-Анджелесе. В маленьких городках и том, что было между ними, на туре, думаю, «настоящая» Америка и открылась для меня. Уютная, домашняя, удобная, ухоженная. Несколько раз меня даже бесплатно кормили в придорожных сетевых дайнерах. Говорили, «за ваш заказ уже заплатили», и тепло улыбались. Может, я изначально подошла к своему приключению с открытым сердцем, но дорога мне действительно улыбалась.

В мешке воспоминаний – разное: концерт национальной индийской музыки и бар PRAVDA с Лениным на логотипе в Северной Каролине, йогические мазагины и свежие устрицы в Портленде, штат Мейн, перевернувшийся каяк в Тихом океане на пляже Малибу и лунная дорожка на водах океана Атлантического – вид с Майами Бич; горы и сладковатый запах разрешенной травки на улицах городков в Колорадо, крупнейший университет в Индиане, похожий на Хогвартс, театр в бывшем здании масонского храма в зачарованной Пенсильвании, отель с видом на гавань с яхтами в Чарльстоне, украинский парень drag queen на крыше клуба в жаркой и влажной Сарасоте, Флорида; деревня-оазис с дегустацией калифорнийского вина  где-то между Лос-Анджелесом и Сан-Франциско, «Иван Васильевич меняет профессию» на большом проекторе в библиотеке Питтсбургского университета, бесконечные голубые озера Finger Lakes и водопады в лесу в штате Нью-Йорк, talk-back’и с самыми любопытными зрителями после шоу, бесконечная Бейонсе в гримерках, кофе в Орегоне, после которого не спится два дня, Ниагарский водопад с высоты пятнадцатого этажа отеля в течение двух недель, и ночная пицца на высоком холме над огромным озером где-то в Висконсине…

Мы танцевали, пели, играли, а особо выдающиеся из нас еще и циркачили на сценах залов с 7000 зрителей, в университетах, в маленьких оперных театров постройки начала прошлого, а то и позапрошлого века, и даже на специально выстроенных модульных сценах на стадионах – и все это можно было назвать работой только в тот короткий миг, когда в 6 утра звенит будильник.  и это значит, что нужно снова закрывать чемодан и переползать в автобус, и готовиться к новому дню – в новом городе, с новой публикой, новыми кофейнями, озерами, горами, полями, новым местом в гримерке и видом из окна. Я уверена в том, что дорогу не повторить, и если в моей жизни случится еще один тур, или даже несколько, — это будет совершенно новая дорога.

By: Светлана Хоружина


Об авторе:

Светлана Хоружина, 24 года. Профессиональная танцовщица и хореограф, родилась и выросла в Москве, где начала танцевальную карьеру, а также выучилась на бакалавра Рекламы и PR. Училась в академии джазового танца в Париже и в StepsonBroadway в Нью-Йорке, где выступала как танцовщик и хореограф на многочисленных площадках. В 2016 году стала одной из 12 танцовщиц, приглашенных для участия в старейшем танцевальном фестивали в мире JacobsPillow (Массачуссетс, США). В 2016-2017 году – артистка гастрольного тура бродвейского мюзикла «Пиппин» в США и Канаде.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *